Триада факторов риска здоровья студентов в эпоху цифровизации образования и пандемии Ковид-19

Доктор биологических наук, профессор С.И. Логинов1
А.Ю. Николаев1
Кандидат биологических наук, доцент А.С. Снигирев1
1Сургутский государственный университет, Сургут

Цель исследования – экспериментально определить влияние возрастающего времени сидячего (малоподвижного) поведения студентов в условиях цифровой цивилизации и самоизоляции в связи с распространением коронавирусной инфекции.
Методика и организация исследования. В экспериментальной работе приняла участие группа студентов, опрошенных до наступления коронавирусной пандемии осенью 2019 г. (n=73, 19,8±1,52 года, группа А), и эти же студенты, побывавшие на самоизоляции в связи с коронавирусной инфекцией зимой и весной 2020 г. (n=54, возраст 19,8±1,58 года, группа Б). Все участники проекта подписали информированное согласие, дизайн исследования был одобрен Комиссией по этике Сургутского государственного университета. Студенты заполнили интернет-версию IPAQ, которая отражала данные о времени и количестве энергии, затраченных на физическую активность (ФА) низкой, умеренной, высокой интенсивности, по 4 доменам (разделам): «работа», «передвижение» (транспортировка), «работа по дому и на даче», а также «на досуге». В каждом домене отмечали частоту ФА за последние 7 дней недели (число дней) и продолжительность (часы и минуты). Кроме того, измеряли количество энергии (МЕТ-мин/нед.), а также время сидячего поведения (ВСП, ч/день).
Результаты исследования и выводы. Предполагалось, что низкая физическая активность, большое время сидячего поведения и длительная самоизоляция в связи с пандемией Ковид-19 могут создать своеобразную триаду факторов, негативно воздействующих на здоровье человека: низкую физическую активность (НФА), большое количество времени сидячего поведения (ВСП) и длительную самоизоляцию в связи с пандемией Ковид-19 (ПК). Вопреки ожидаемому снижению из-за карантина общее время ФА увеличилось с 2,07 ч до 3,1 ч в день (p=0,0138) за счет роста затрачиваемого времени в доменах «перемещения» (p=0,0014), «ходьба на досуге» (p=0,0015), при том что время сидячего поведения существенно не изменилось (p=0,3217). Кумулятивный эффект НФА+ВСП+ПК-19 на соотношение физической активности и сидячего поведения не выявлен. Необходимы дальнейшие исследования на большей выборке.

Ключевые слова: сидячее поведение, малоподвижное поведение, физическая активность, коронавирусная инфекция, студенты, цифровая цивилизация, IPAQ.

Литература

  1. Логинов С.И. Программа автоматизированного интернет-опроса по физической активности с помощью IPAQ / С.И. Логинов, И.Н. Девицын, А.Ю. Николаев // Свидетельство о государственной регистрации программы для ЭВМ. №2015661001, РОСПАТЕНТ. М., 2015.
  2. Chen P., Ma L., Nassis G.P., Harmer P., Ainsworth B.E., Li F. Coronavirus disease (COVID-19): The need to maintain regular physical activity while taking precautions. // J. Sport Health Sci. 2020;9:103–104. doi: 10.1016/j.jshs.2020.02.001.
  3. Cunningham C., O'Sullivan R., Caserotti P., Tully M.A. Consequences of physical inactivity in older adults: A systematic review of reviews and meta-analyses. // Scand. J. Med. Sci. Sports. 2020. May; 30(5):816-827. doi: 10.1111/sms.13616.
  4. Gallo LA, Gallo TF, Young SL, Moritz KM, Akison LK. The impact of isolation measures due to COVID-19 on energy intake and physical activity levels in Australian university students. // Nutrients. 2020; 12(6): 1865. doi:10.3390/nu12061865.
  5. Gibbs B.B., Hergenroeder A.L. Katzmarzyk P.T., Lee I-M., JakicicJ.M. Definition, measurement, and health risks associated with sedentary behavior. // Med. Sci. Sports Exerc. 2015. V. 47, N6. P. 1295–1300.doi: 10.1249/MSS.0000000000000517.
  6. Giustino V, Parroco AM, Gennaro A, et al. Physical activity levels and related energy expenditure during COVID-19 quarantine among the Sicilian active population: A cross-sectional online survey study. // Sustainability. 2020;12(11): 4356.
  7. Guthold R., Stevens G.A., Riley L.M., Bull F.C. Global trends in insufficient physical activity among adolescents: a pooled analysis of 298 population-based surveys with 1.6 million participants. // Lancet Child. Adolesc. Health. 2020. N1. P. 23–35. doi: 10.1016/S2352-4642(19)30323-2.
  8. Haileamlak A. Physical inactivity: The major risk factor for non-communicable diseases // Ethiop. J. Health Sci. 2019. N1. P. 810.doi: 10.4314/ejhs.v29i1.1.
  9. Lesser IA, Nienhuis CP. The Impact of COVID-19 on Physical Activity Behavior and Well-Being of Canadians. // Int. J. Environ. Res. Public Health. 2020. 17(11):3899. doi: 10.3390/ijerph17113899.
  10. Liu C.H., Stevens C., Conrad R.C., Hahm H.C. Evidence for elevated psychiatric distress, poor sleep, and quality of life concerns during the COVID-19 pandemic among U.S. young adults with suspected and reported psychiatric diagnoses. // Psychiatry Res. 2020 Oct; 292: 113345. Published online 2020 Jul 29. doi: 10.1016/j.psychres.2020.113345.
  11. Rodriguez-Ayllon M., Cadenas-Sánchez C. Estévez-López F., Muñoz N.E., Mora-Gonzalez J.et al. Role of physical activity and sedentary behavior in the mental health of preschoolers, children and adolescents: A Systematic review and meta-analysis. // Sports Med. 2019. V. 49, N9. P. 1383–1410. doi: 10.1007/s40279-019-01099-5.
  12. Rosenberg D.E., Lee I.M., Young D.R., Prohaska T.R., Owen N. etal.Novelstrategiesforsedentarybehaviorresearch. // Med. Sci. SportsExerc. 2015. 47(6). P. 1311–1315. doi: 10.1249/MSS.0000000000000520.
  13. Szczepańska A, Pietrzyka K. The COVID-19 epidemic in Poland and its influence on the quality of life of university students (young adults) in the context of restricted access to public spaces. // Z. Gesundh. Wiss. 2021 Jan 7:1-11. doi: 10.1007/s10389-020-01456-z.
  14. Yang Y., Koenigstorfer J. Determinants of physical activity maintenance during the Covid-19 pandemic: a focus on fitness apps // Transl. Behav. Med. 2020. 10(4): 835–842. doi: 10.1093/tbm/ibaa086
  15. Zheng C, Huang W, Sheridan S, SIT SC, Chen X-K, Wong SH. COVID-19 pandemic brings a sedentary lifestyle: A cross-sectional and longitudinal study. medRxiv. 2020. doi:10.1101/2020.05.22.20110825, preprint.